Aug. 1st, 2012

anbarna: (узор4)
Один из наиболее ценимых мной рассказов - "Конец всей этой мерзости" Стивена Кинга. Тема эта в литературе подымалась не раз, реальной жизни она, к сожалению, тоже не чужда.
Тем не менее, писатели имеют сказать, и вот два тому примера:Периодически впадаю в странное состояние "не знаю, как правильно" и неплохо лечусь такими вот вещами.


anbarna: (узор4)
Один из наиболее ценимых мной рассказов - "Конец всей этой мерзости" Стивена Кинга. Тема эта в литературе подымалась не раз, реальной жизни она, к сожалению, тоже не чужда.
Тем не менее, писатели имеют сказать, и вот два тому примера:Периодически впадаю в странное состояние "не знаю, как правильно" и неплохо лечусь такими вот вещами.


anbarna: (узор3)

Ваш дракон -




Железный Дракон. Он невероятно раздражителен, поэтому его легко разбудить. Он прирождённый охотник и легко может убить. Его броня помогает ему оставаться фактически невредимым. Лучше, конечно, его не будить. Пусть сладко спит, излучая внутри вас свою силу.

Посмотри на своего дракона.
anbarna: (узор3)

Ваш дракон -




Железный Дракон. Он невероятно раздражителен, поэтому его легко разбудить. Он прирождённый охотник и легко может убить. Его броня помогает ему оставаться фактически невредимым. Лучше, конечно, его не будить. Пусть сладко спит, излучая внутри вас свою силу.

Посмотри на своего дракона.
anbarna: (Default)
Я думала, что главное в погоне за судьбой -
Малярно-ювелирная работа над собой:
Над всеми недостатками, которые видны,
Над скверными задатками, которые даны,
Волшебными заплатками, железною стеной
Должны стоять достоинства, воспитанные мной.
Когда-то я так думала по молодости лет.
Казалось, это главное, а оказалось - нет.
Из всех доброжелателей никто не объяснил,
Что главное, чтоб кто-нибудь вот так тебя любил:
Со всеми недостатками, слезами и припадками,
Скандалами и сдвигами, и склонностью ко лжи,
Считая их глубинами, считая их загадками,
Неведомыми тайнами твоей большой души.

(Е. Горбовская)
anbarna: (Default)
Я думала, что главное в погоне за судьбой -
Малярно-ювелирная работа над собой:
Над всеми недостатками, которые видны,
Над скверными задатками, которые даны,
Волшебными заплатками, железною стеной
Должны стоять достоинства, воспитанные мной.
Когда-то я так думала по молодости лет.
Казалось, это главное, а оказалось - нет.
Из всех доброжелателей никто не объяснил,
Что главное, чтоб кто-нибудь вот так тебя любил:
Со всеми недостатками, слезами и припадками,
Скандалами и сдвигами, и склонностью ко лжи,
Считая их глубинами, считая их загадками,
Неведомыми тайнами твоей большой души.

(Е. Горбовская)

Вот.

Aug. 1st, 2012 10:42 pm
anbarna: (Default)
Ей говорили: жди. И она ждала. Как человек без слуха, однажды в лад
Странно попавший (у Бога и блажь - талант), ждёт и не верит возможности повториться
Правильной нотой. Ему говорили: верь, если дорога уводит тебя левей,
Значит, так надо. А кто-то варил глинтвейн в городе детства, и город дышал корицей.
Мимо слонялись апрели, росли дома, чьи-то нимфетки подчас расцветали в мам.
Главная роль принимала другой формат и начинала всерьёз отходить от текста,
Прочь от границ, выворачивая столбы. Он не читал потому, что слова слабы,
Раз в предложении "Помнить нельзя забыть", как ни поставь, запятой откровенно тесно.
Память застыла. Наверно, устав бежать от своего регулярного грабежа.
Он возвращался с работы, снимал пиджак, думал о ней как единственной и ничейной -
Странное чувство в режиме автопилот. Не углубляясь в попытки найти предлог,
Амбивалентное медленно их вело к ранее заданной точке пересеченья,
Вместо причины и следствия ставя в ряд цепь совпадений, чтоб заново их сверять.
Кто бы такое придумал. Ну, разве я вправе добавить сюжету щепотку соли.
Время вздохнуло и скрылось в своей норе. Им ничего не осталось, как в октябре
Встретиться, переспать и перегореть. А остальное - для школьниц - херня и сопли.

(Sterva)

Вот.

Aug. 1st, 2012 10:42 pm
anbarna: (Default)
Ей говорили: жди. И она ждала. Как человек без слуха, однажды в лад
Странно попавший (у Бога и блажь - талант), ждёт и не верит возможности повториться
Правильной нотой. Ему говорили: верь, если дорога уводит тебя левей,
Значит, так надо. А кто-то варил глинтвейн в городе детства, и город дышал корицей.
Мимо слонялись апрели, росли дома, чьи-то нимфетки подчас расцветали в мам.
Главная роль принимала другой формат и начинала всерьёз отходить от текста,
Прочь от границ, выворачивая столбы. Он не читал потому, что слова слабы,
Раз в предложении "Помнить нельзя забыть", как ни поставь, запятой откровенно тесно.
Память застыла. Наверно, устав бежать от своего регулярного грабежа.
Он возвращался с работы, снимал пиджак, думал о ней как единственной и ничейной -
Странное чувство в режиме автопилот. Не углубляясь в попытки найти предлог,
Амбивалентное медленно их вело к ранее заданной точке пересеченья,
Вместо причины и следствия ставя в ряд цепь совпадений, чтоб заново их сверять.
Кто бы такое придумал. Ну, разве я вправе добавить сюжету щепотку соли.
Время вздохнуло и скрылось в своей норе. Им ничего не осталось, как в октябре
Встретиться, переспать и перегореть. А остальное - для школьниц - херня и сопли.

(Sterva)

Profile

anbarna: (Default)
anbarna

December 2012

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 67 8
9 101112131415
16 1718 19 20 2122
232425 26 272829
3031     

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 12:37 am
Powered by Dreamwidth Studios